МЕТОД ЦЕБРО :: информационно-справочный форум

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » МЕТОД ЦЕБРО :: информационно-справочный форум » Справочная » ТАЙНЫ ПЧЕЛИНОГО ДУПЛА


ТАЙНЫ ПЧЕЛИНОГО ДУПЛА

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Казалось бы, на первый взгляд, что к технологии пчеловождения Владимира Петровича Цебро это отношения не имеет. Но на второй...  ;)

Отрывок из книги: Олег Николаевич Голуб. Тайны пчелиного дупла. Шаг к разгадке., Киров, 2007

https://i.imgur.com/7yvT8WOm.jpg

ТАЙНЫ ПЧЕЛИНОГО ДУПЛА

Изменения лесного фонда чрезвычайно велики и продолжаются огромными темпами. Об этом я имею довольно чёткое представление, поскольку ещё моя студенческая дипломная работа, в частности, как раз напрямую затрагивала этот вопрос, а именно какие изменения претерпел лесной фонд одного из лесхозов Кировской области за неполные четыре десятка лет изучаемого периода. Смею заверить, что даже за такой сравнительно короткий срок леса лесхоза стали отличаться, как небо и земля.

Даже сейчас кое-где возле бывших пилорам или в лесу можно увидеть полусгнившие поистине гигантские комлевые участки стволов сосны. Когда, будучи студентом-практикантом, я не раз натыкался на подобные кладбища изумительных по диаметру многометровых обрубков стволов (а в 70-е годы они встречались гораздо чаще), я, поразившись такой бесхозяйственности, спросил у старожилов, почему они их не использовали. Ответ обескуражил меня. Оказывается, нижняя часть стволов просто не входила (!) в обычные пилорамы, поэтому приходилось их укорачивать до приемлемого диаметра, т.е. рубить дважды. Старики, бывшие рабочие леспромхоза, не раз были свидетелями того, как пилы распиливали гигантские дупла с зимующими пчёлами и внушительным запасом мёда в них. Поэтому мне кажется, что некоторым авторам следует несколько терпимее отнестись к историческим свидетельствам современников о существовавших тогда естественных гнёздах пчёл с многопудовыми запасами мёда и не спешить ставить их «на полку для сказок».

Вот почему приходится констатировать, что изучение дупел в настоящее время уже никогда не даст того полноценного материала, который можно было получить в даже относительно недалеком прошлом при изучении естественных, не затронутых человеком экосистем.

И не стоит столь категорически утверждать, что в среднем объём дупел, заселенных пчёлами мог едва ли превышать 60-70 куб. дм, потому что меньшие и большие объёмы малопривлекательны для пчёл. В первом случае потому, что не обеспечивают достаточных запасов корма для зимовки, а во втором случае в силу того, что им трудно обогреть большое пространство. Что касается первого утверждения, то согласиться с этим не составляет особого труда. А вот что касается второго, то тут надо еще подумать. Согласитесь, что большие запасы корма, включающие в себя и неиспользованные резервы прошлых лет, невозможные, кстати, без большого объёма дупла, резко увеличивают возможности выживания пчёл в крайне катастрофические по медосбору годы. Соответственно, и естественный отбор в течение тысячелетий приводил к тому, что, по крайней мере, в северных частях ареала явное преимущество имели те генетические линии пчёл, которые могли осваивать именно более крупные дупла. А с массовым исчезновением (по вине человека) таких убежищ и со статистическим уменьшением среднего размера дупел, преимущества не могли не получить более ройливые и неразборчивые их собратья.

И НЕ ТОЛЬКО РОЙЛИВЫЕ.

По-существу, наряду с резким уменьшением количества качественных дупел в естественных угодьях отбор давал больше шансов на выживание менее разборчивым в выборе жилищ пчёлам. За неимением «живых» дупел они чаще вынуждены были использовать дупла погибших деревьев и т.п. В еще большей степени такому отрицательному отбору способствовало и содержание пчёл в колодах и ульях. Опять-таки, преимущество имели те генетические линии, которые довольствовались тем, что им предлагали - у таких пчёл было меньше слетов посаженного роя, они чаще занимали предложенные им дуплянки и т.д. Поэтому за многие столетия подобный отбор (и естественный, и искусственный) также не мог не оказать влияния на генофонд используемых в настоящее время пчёл.

Так что сейчас во многом и дупла не те, да и пчёлы, возможно, уже не те.

А то, что пчёлы могли подвергаться очень серьезным климатическим испытаниям даже в историческое время, есть тому подтверждения. Имеется летопись, относящаяся к самым первым годам 17 столетия (предшествующим «великой смуте» и последующей национально-освободительной борьбе русского народа против польской интервенции), где сказано: «В эти два года на Руси даже трава не выросла». Вы только представьте себе, что могли заготовить себе пчёлы в эти годы, когда два лета подряд наблюдались или бесконечные дожди, или заморозки и снегопады, и наступил «Великий мор». Что это не вымысел, наряду с сохранившимися рукописями современников, свидетельствуют и годовые кольца старых деревьев, где кольца, относящиеся к этим годам, показывают ничтожный прирост древесины.

Как же могли уцелеть и возродиться пчёлы после этих катастрофических лет, к тому же вряд ли единственных в жизни пчёл, учитывая, что ни о каком сахаре тогда и речи быть не могло?

Ответ может быть только один - это были семьи, освоившие громадные дупла, запасов корма в которых хватило на три зимовки и, вероятно, на тяжёлые летние периоды этих двух экстремальных лет. Согласитесь, что в данном случае речь может идти только о категорически отвергаемой некоторыми авторами самой возможности нахождения в дуплах «двадцатипудовых запасов меда». А если сделать несложные расчеты, то только такие запасы могли обеспечить возможность выживания пчёл как вида на значительном пространстве Русской равнины в описанные годы.

Смею также не согласиться с категорическими выводами В. Жарова, что большие дупла малопривлекательны для пчёл, поскольку слишком просторны для зимовки. Вообще пчёлы склонны обогревать себя, а не окружающее пространство, которое обогревается в силу «издержек производства». Пчеловоды не раз отмечали застройку сотами самых, казалось бы, неподходящих и объёмных ниш в зданиях и строениях, и даже благополучную зимовку в таких местах.

Мне лично пару раз приходилось видеть на Кавказе гнёзда диких пчёл в солидных по размеру нишах известняковых или сланцевых скал. В заповеднике «Тигровая балка» (Таджикистан) слетевшие с соседних пасек рои, не найдя ничего лучшего, устроились в подполье заброшенного здания у озера Халкакуль, благополучно отстроили гнёзда, прикрепляя соты к половым доскам и ничуть не смущаясь окружающему гнездо огромному пустому пространству. В этом случае при необходимости можно отыскать и свидетелей этого факта среди уважаемых ученых различного профиля, участников Всесоюзной целевой комплексной программы «Тигровая Балка». Согласен, что в данном случае выживанию пчёл, несомненно, способствуют и более мягкие климатические условия, но аналогичные факты не раз отмечались и в средней полосе России.

ВЫЖИВАНИЕ ПЧЁЛ В САМЫХ ГИГАНТСКИХ ПО РАЗМЕРУ ДУПЛАХ

Поэтому выживание пчёл в самых гигантских по размеру дуплах куда вероятнее по сравнению с совершенно неподходящими для этого случайными жилищами (так, еще Н.М. Витвицкий сообщает о ставшем ему известном случае, когда рой отстроил гнездо и благополучно перезимовал под ветвью дерева). Тем более что такому выживанию способствует тот самый злополучный феномен под условным кодовым названием «тайна дупла».

К этому феномену, как сторонник гипотезы о его наличии, я отношусь без всякой предвзятости и иронии. Уже сам факт того, что дупло, казалось бы, по ряду параметров должно быть худшим жилищем по сравнению со стандартными ульями (по крайней мере, хотя бы не превосходить их в этом), а оно показывает на практике лучшие результаты - однозначно подразумевает существование этого загадочного феномена.

И еще, не стоит слишком скептически относиться к свидетельствам наших предков, упрекая их в чрезмерной фантазии. В любое историческое время жили вполне разумные люди, может быть и не владевшие той информацией, которой владеет современный человек, но, тем не менее, в основной своей массе достаточно объективные, чтобы судить о тех явлениях, с которыми они сталкивались. В конце концов, Генрих Шлиман никогда не открыл бы Трои, если бы, как большинство людей своего времени, отнес бы все имеющиеся литературные сведения о ней к разряду мифов. Нельзя брать на вооружение, пусть шуточное, но очень остроумное определение, что такое абсурд: «Абсурд - это чужое мнение, которое расходится с вашим».

ВОЗВРАТИМСЯ К ЦИЛИНДРИЧЕСКИМ УЛЬЯМ.

В сравнении с наиболее часто используемыми типами ульев они обладают в основном следующими объективными преимуществами - по отношению к своему объёму они имеют меньшую поверхность, что снижает теплопотери в окружающую среду. Это основное преимущество, которое легко подтверждается математически. Еще одно преимущество - отсутствие углов, образованных тремя плоскостями, в значительно большей степени охлаждающей прилегающее к ним воздушное пространство по сравнению с пространством, прилегающим к остальным плоским поверхностям улья. Однако, обусловленное этими обстоятельствами отсыревание свойственно и цилиндрическому улью в углах, образованных плоскостями дна и криволинейной поверхностью стенки улья. Как и в первом случае, это отсыревание в наибольшей степени проявляется в придонной части улья, но выражено несколько слабее.

Но если сосредоточиться на достижении максимального уменьшения теплоотдачи улья в окружающую среду, то конечным результатом неизбежно должен стать шар, имеющий наименьшую поверхность к данному объёму среди всех стереометрических тел. При этом автоматически исчезают и отсыревающие углы, а воздушные потоки вблизи внутренней поверхности такого улья будут иметь устойчивый ламинарный характер. Однако плотное заполнение его рамками будет довольно сложной проблемой.

Я совершенно не против использования цилиндрических ульев, даже определенные трудности в изготовлении легко преодолимы с помощью современных технологий, однако наиболее существенна разница в размерах используемых рамок, что лишает их взаимозаменяемости. А с этим, как мне кажется, будет готов смириться далеко не каждый пчеловод. Все-таки стандартная рамка имеет несколько эпохальное значение для пчеловодства и для того, чтобы от нее отказаться, нужны очень веские и убедительные доказательства всех получаемых при этом преимуществ. А этого, как мне кажется, пока нет.

Продолжая повествование, никак нельзя не коснуться широко обсуждаемой в последнее время проблемы создания «идеального» или, как его еще называют, «улья XXI века». К этому, по-видимому, привел и ряд напастей, обрушившихся еще в XX веке - это и варроатоз, аскофероз и др. И если раньше очень многие крестьяне той же вятской глубинки держали дома, «между делом», несколько пчелосемей, то после нашествия варроатоза такое необременительное содержание стало невозможным. Теперь пчёлы требуют куда более пристального внимания и квалифицированного ухода, без которого они попросту исчезнут. Очень немногие энтузиасты в глубинке сохранили своих пчёл в первые годы появления клеща. Потери могли бы быть ещё большими, однако положительную роль сыграло то, что многие пчеловоды смогли воспользоваться опытом борьбы с клещом от пчеловодов тех регионов, где болезнь появилась раньше.

Значительно усилилась и роль неблагоприятных экологических факторов, среди которых различные формы загрязнения окружающей среды играют едва ли не главную роль. Поэтому вполне естественно желание пчеловодов при невозможности устранения перечисленных неблагоприятных факторов сделать хотя бы максимум возможного для комфортного существования пчёл в искусственных жилищах, тем более что от этого также зависит устойчивость этих насекомых от целого ряда заболеваний.

ПРОБЛЕМА ЗИМОВКИ ПЧЁЛ

Проблема зимовки пчёл продолжает оставаться одной из наиболее острых. По подсчётам специалистов, в более холодном климате европейской части России ежегодно погибает от 10 до 30% пчелосемей, а в отдельные годы отход куда более значителен. Так, только за последнее 10-летие в Кировской области было два года, когда в некоторых районах отход пчёл после зимовки превысил 60-80%. Попробуйте назвать хоть одну отрасль цивилизованного сельского хозяйства, где такое возможно, да еще с такой повторяемостью. Подобный отход среди других сельскохозяйственных животных возможен лишь вследствие каких-то жутких чрезвычайных обстоятельств, например, эпизоотии. В пчеловодческой же отрасли это считается, чуть ли, не нормой. Т. е. пчеловодство продолжает оставаться у нас на достаточно низком уровне с обилием затрат труда, к тому же и тяжёлого физического, и его низкой производительностью.

Обладая значительными ресурсами медоносов, в том числе наиболее ценных дикорастущих зоны тайги, Россия в виде приложения к этому богатству имеет длительные и суровые зимы, поэтому решение проблемы надёжной зимовки для нас одна из важнейших задач и, вероятно, её не решить без усовершенствования искусственного жилища пчёл.

К идеальному улью для России, по-видимому, можно отнести такой улей, который бы при всех прочих достоинствах обеспечивал экономичную и гарантированную зимовку пчёл на воле. В противном случае, пчеловодство России всегда будет оставаться неконкурентоспособным в сравнении с другими странами, поскольку его развитие постоянно будет сдерживаться необходимостью серьёзных затрат на строительство и эксплуатацию капитальных зимовальных сооружений, а также сопутствующему зимовке в помещениях тяжелейшему труду по заносу и выносу ульев, разгребанию снега и прочих забот. Едва ли житель тёплой страны может себе представить, что такое вынести улья для весеннего облёта при снежном покрове, высота которого достигает 1 метра и более. А наши пчеловоды проделывают это ежегодно со всеми вытекающими для их здоровья последствиями.

К сожалению, большинство широко используемых и у нас, и за рубежом типов ульев все-таки малоподходяще для зимовки на просторах России, особенно в её таёжной зоне. Надо всегда помнить, что Россия самая холодная из всех стран. И это накладывает особый отпечаток на всё её сельскохозяйственное производство.

Поэтому рассчитывать, что идеальный для наших условий улей будет создан где-то на чужой стороне, малоперспективно. В южном климате результаты зимовки благополучны и предсказуемы, невзирая на то, в каком типе ульев живут пчёлы. Ничего особенного изобретать не нужно. В таджикском горном лесном заповеднике «Рамит» (Гиссарский хребет), где мне пришлось работать в течение ряда лет, количество пчелосемей достигало 1000, и смертность пчелосемей во время зимовки была следствием лишь действия (или, вернее, бездействия) человеческого фактора. Пчёлы погибали из-за нехватки корма, оставленного пчеловодом «в обрез», из-за засахаривания оставленного на зиму мёда, главным образом хлопкового, который не рекомендуется оставлять на зиму, из-за обилия падевого мёда, сбор которого мог продолжаться в отдельные годы и в декабре. В последнем случае урон мог быть достаточно внушительным. Другие факторы смертности пчёл во время зимовки имели третьестепенное значение. То есть неблагополучные результаты зимовки были обусловлены чаще всего бездеятельностью пчеловодов и надеждой на «авось», а отнюдь не климатическими условиями зимовки. В отличие от районов с холодным климатом любая выжившая после зимовки горстка пчёл имела все шансы за долгий тёплый период не только выправиться, собрать фуражный мёд, но и дать какое-то количество товарного мёда. Даже оставленная в июне пчеловодом одна улочка пчёл без матки, после продажи всей семьи, при наличии засева имела все шансы вывести свищевую матку и окрепнуть настолько, чтобы без труда перенести зимовку и стать в следующем сезоне полноценной рабочей семьёй.

Об этом я рассказываю не для того, чтобы убедить читателя в легкой жизни местных пчеловодов (своих специфических трудностей у них тоже хватает), а для того, чтобы более ясно продемонстрировать - в подавляющем большинстве стран такой острой потребности в «идеальном», хорошо приспособленном для длительной (6-7 месяцев) зимовки в суровых, холодных условиях, как у России, попросту нет.

Поэтому задачу по созданию такого улья решать нам придется своими силами. И если объединить усилия ученых и специалистов, работающих в самых передовых отраслях нашей промышленности, включая и оборонную, то подобная задача вполне разрешима.

Не стоит только недооценивать все те сложности именно комплексного решения этой проблемы. Их немало. Только один из многих аспектов - как удалить избыточную влагу из улья во время зимовки, не увеличивая или минимизируя теплопотери в окружающую среду. Попытки улучшения вентиляции улья приводят к снижению температуры, что, в свою очередь, увеличивает потребление корма, при окислении которого синхронно увеличивается количество влаги, которую надо удалить, быстрее изнашиваются пчёлы - и круг замыкается. Крайне досадно, что современные возможности увеличения теплоизоляционных свойств улья в период зимовки не дают такого эффекта, на который хотелось бы рассчитывать, т.к. основные теплопотери происходят за счёт воздухообмена улья с окружающей средой.

Конструкторам «улья XXI века» есть над чем поломать голову. А если наряду с конструктивными решениями тщательно проработать и оптимальные по затратам труда и производительности, то задача, как видите, ещё более усложняется и требует участия в её решении специалистов очень разного профиля. В любом случае, вероятность создания такого улья силами одних учёных-зоотехников и пчеловодов-практиков весьма проблематична. Уж слишком многоплановая эта проблема. А решать её всё равно когда-то придется. Этого ждут богатейшие и разнообразные медоносные угодья России, этого ждут опыляемые пчёлами сельскохозяйственные культуры, этого требует и необходимость роста благосостояния и улучшения здоровья нации.

С сайта http://www.shuffleframes.com/medom/tain … nogo-dupla

+1

2

Улей ЦЕБРО это хорошо продуманное жилище для пчёл,наиболее приспособленное к жизни в дикой природе.
Жизни и особенно зимовки на воле. С помощью пчеловода создаются идеальные условия для жизни семьи в зимнее время и плавного перехода в весеннее развитие и продолжении жизни!

0


Вы здесь » МЕТОД ЦЕБРО :: информационно-справочный форум » Справочная » ТАЙНЫ ПЧЕЛИНОГО ДУПЛА